Наверное, нет более волнующего дня в жизни каждого священника, нет более памятной даты чем посвящение во святое и великое служение священства. Сколько раз мне приходилось наблюдать за этим. И ни разу я не видел никакой бравады, зазнайства.  Таких волнений души, такой степени переживания я не видел никогда в других сферах нашей жизни.

«Каждый момент этого священнодействия значителен и страшен, и первое прохождение через Царские врата, как через некий огромный рубеж, и обхождение вокруг престола под пение венчальных стихир, первые прикосновения к престолу, преклонение колен и ощущение тяжелого парчового омофора на главе и благословляющей десницы архиерея, и, вероятно, самое страшное — слова архиерея, вполголоса сказываемые на ухо ставленнику: «Возведи очи твои на небо и проси Бога о прощении твоих грехов и о даровании тебе непорочного священства.» Как молния с небес, они пронзают человека, как огненный меч, отсекают они все греховное и, как удар грома, а может быть , как «глас хлада тонка,» улавливает слух слова молитвы: «Божественная благодать, всегда немощных врачующая и оскудевающих восполняющая, проручествует  благоговейнейшего раба Божьего Михаила во диякона, помолимся убо о нем, да снизойдет на него благодать Св. Духа.»

Первое прохождение через царские врата приближение к святому престолу. Это — как прохождение через огонь, опаляющее, просветляющее и перерождающее. Это — вступление в иной мир, в Небесное Царство.
Облачение в белые одежды. Открыты не только царские двери, но и диаконские в знак того, что общение с молящимися, с народом — более тесное, и участие его — более непосредственное, чем в иных таинствах.  Это особенно чувствуется в многократных «аксиос» (достоин) на каждую часть священного одеяния, воспеваемых и в алтаре со служащими и клиросом, т.е. теми, кто выражает своим пением чувства народа.

С этого момента начинается не жизнь, а житие; не деятельность, а служение; не разговоры, а проповедь; не немощь долголетнего расслабленного, а дерзание друга Христова, «забвение заднего и простирание вперед» (Филип. 3:13), царство благодати, вечности и распятия Христу.

С этого момента диакон Михаил да будет умом, глазом, устами, сердцем и душою ангелом и пророком епископа и пресвитера».

О Пресвятая Владычице моя, Дево Богородице, Царице Небесе и земли, вонми вопиющей души моей и приими грешную мольбу мою, Пречистая Матерь Божия, за отца нашего, раба твоего верного диакона Михаила.
Буди ему всегда спутницей и на всякое время сопровождай и ограждай его святыми ангелами. Укрепляй его бодрствующаго, оберегай его спящаго, утешай его плачущаго, ободряй его унывающаго, избавляй от скорбей, освобождай от клеветы, воздвизай немощнаго, побеждай воюющих против него бесов и в смертной опасности помогай ему. Ежедневно являй его страшным для видимых и невидимых врагов, чтобы они знали, что он Твой раб, Богоматерь, родившая Бога и Царя, Которому подобает всякая честь и поклонение во веки веков.

Как это было смотрите ниже:

Добавить комментарий