Ваш фотограф в Киеве и его рассказ

Баба Катя плохо ночью спала. Жизнь на исходе, а чего добилась то? Если бы не добрые люди даже за квартиру не смогла бы заплатить. Всю жизнь проработала санитаркой в больнице. Видела и рождения, и смерти неоднократно. И людскую жестокость по отношению к своим близким. Сейчас модно стало привозить в больничку больного, чтобы помирал здесь, а не дома, чтобы не ухаживать за ним, не смотреть на его страдания. В крайнем случае один раз в день проведают. Минут десять посидят, спросят не нужно ли чего и зовут бабу Катю.
— Ну вы уж тут родненькая приглядите за Николай Трофимовичем, а мы вас отблагодарим…
Сделали себе селфи фото и ушли…

Отблагодарили уже «кормильцы»… Выйдут из больнички то и забудут своего папу, а придя в кабинет будут и дальше подписывать документы, из-за которых старикам жизни нет в этом мире. А после работы — в ресторан. Друзья ждут. Да и для карьеры неплохо.

Осторожно зайдя в храм, баба Катя перекрестилась:
— Ну вот я и дома…

И пошла здороваться с иконами.
Она знала их все на перечет. С каждой здоровалась, тихо шевеля губами за что-то благодарила, нежно целовала краешек киота и вытерев тряпочкой после себя следы переходила с следующей.
— Опять, молоденькая, помаду свою на стекле оставила. Видать некогда ей было то…

Вынув из кармана салфеточку, аккуратно вытерла следы помады, перекрестилась и начала молится.
— Никола-Угодник, защити родненький раба твоего Николая, сделай чудо, умиротвори этих молодых, пусть они все-таки больше внимание своему папе уделяют. Жалко на него смотреть то. Умирает не от болезни, а от безразличия в семье…

Обойдя храм баба Катя вернулась к своему тяжелому кульку.
Сегодня Вселенская родительская суббота.
Мясопустная! Да где ж его взять то, это мясо, бабе Кате? Даже на ту «благодарность», что она получает, хлебушка бы купить и в молоке размять.
В магазинах покупать молоко плохо. Там уже никаких полезностей не осталось. Одно название.  Козье молоко баба Катя покупает у своей знакомой, лежала в больнице, тоже думала, что помрет, а й нет выкарапкалась!  Очень хорошая у нее семья. Все время в палате живые цветы стояли, хотя доктор и ругался сначала. А потом смилостивился, увидев, как загораются огоньком глаза его пациентки.
Люди даже уже забыли какого цвета молоко то настоящее. Спросишь кого, сразу тебе выдают:
— А конешна белый!
А оно-то бежевое и очень и с очень красивым нежным оттенком!

Белый цвет, это стерильность.

Белый — это больница.

Белый — это смерть.
Это уже потом смерть черной становится.
Потом в глазах чернеет и жухнет все. Для живых.
А для тех, кто ушел в мир иной под небеса там все светлое! Так рассказывали те, кто пережил клиническую. Баба Катя не раз слушала их рассказы и все хотелось ей расспросить как там все устроено, но кто же ей, санитарке то поведает. Лежит клинический на белой постельке, трубочки к нему подведены и приборчик тикает. О чем думает, о чем переживает неведомо…

Черное и белое…
Два полюса.
А между ними цветные нюансы настоящего бытия. И чем богаче палитра, тем богаче и интереснее человек. Главное, чтобы цвета не спорили между собой, как люди в маршрутке.

Вот у монахов одежда черная, а душа к свету стремится! Не к белому, а к бежевому! И проходя через водоворот страстей играет такой богатой и теплой палитрой!  Это фото есть черно белое. А иконы все цветные. И на каждой значение цвета отвечает за определенное восприятие нашим мозгом. Так ей профессор нервный рассказывал.

Разложив принесенные продукты на стол и написав записочки за упокой баба Катя облегченно вздохнула и наконец то подумала и о себе.

И она заняла очередь к батюшке Никите.

Еще было только 25 минут седьмого, а он уже на посту и уже к нему очередь страждущих стоит. У него можно не только исповедаться и рассказать о своих грехах, но и посоветоваться, что и как делать, чтобы не прогневать Бога, не впасть в ересь, не подставлять сою душу на поругание. Во многих житейских вопросах может дельный совет дать. И душа после разговора с ним радуется!

Скольких людей он выслушал! Скольких приободрил, скольких утешил, скольких подарил частичку своей доброй души. И ни у кого ничего не попросил. В миру такое невозможно. В миру или бартер, или купля-продажа, или вообще заберут и не спросят имени твоего.

У многих светских давно и души то нет. Продали. За свои должности, за обещанный рай. А теперь и другим жизнь отравляют, вырывают души у тех, у кого она еще есть.
Баба Катя родилась сразу после войны в 46. В годы массового голода, созданного искусственно в стране. Хлеб был! Да был он недоступен большинству населения.
За один трудодень родители получали всего 800 грамм серого хлеба… Из 12 детей остались трое. Умерла и мама. Генетически боязнь голода впиталась в каждую клеточку! Сын ухал в Польшу на заработки и не вернулся. Мужа схоронила. Все обещал, вот выйду на пенсию и заживем мы с тобой! Зарплата то у него неплохая была. Работал в метрополитене. Не дождался пенсии. И денег, который у него забрали как отчисления никто не компенсирует.

Литургия пронеслась как одно мгновение.

Прихожане потихоньку занимали места вокруг большого стола, полностью заваленного продуктами. Вино, масло, консервы, крупы, сахар, печенье, хлеб и соль. Мяса не было.

Даже среди постоянных прихожан не так много тех, кто знает значение слова Мясопуст. А все просто. Мясо оставляю. Готовлюсь к Великому посту перед Воскресением Христовым.

В этот день, один раз в году, совершается поминовение всех от века усопших христиан, отец и братий наших. Это по-книжному. А в простонародье в этот день чтили и вспоминали всех своих родственников от Адамого колена до наших дней.
У нас сейчас многие люди даже не знают и не интересуются как живут их самые близкие люди. Правда в последнее время некоторые революционеры стали находить интересные совпадения пересечения их родословных с гетьманскими. Некоторые даже обнаружили у себя остатки королевских кровей, но анализы этого не показывали.

Во Вселенскую родительскую субботу поминаются и молятся за души во благочестии поживших, особенно за тех, кто скончался внезапной смертью, не успевших принять причастие.

В этот день живые просят Господа простить грехи мертвым.

А у бабы Кати есть за кого просить…

Она и сама то в церковь пришла не так давно. Это было единственное место на земле, где ее выслушали. До этого несколько раз порывалась, а все никак не получалось. То одно, то другое, то третье.

А как пришла — так там и осталась. И потихоньку, дабы не показаться совсем «забитой» начала почитывать литературу. Как, что и зачем делают, о смысле бытия. Благо время есть, пока в транспорте едет. Да и вечерами, оставшись одна, стала молиться Богоматери. Если бы она раньше пришла! Может и жизнь по другому сложилась то. Кто за нее молиться то будет? Одна осталась.

«Воистинну суета всяческая, / житие же сень и соние, / ибо всуе мятется всяк земнородный, / якоже рече Писание: / егда мiр приобрящем, / тогда во гроб вселимся, / идеже вкупе царие и нищии. / Темже, Христе Боже, / преставльшияся упокой, / яко Человеколюбец.»

Несмотря на прогноз погоды в Киеве, лучи солнца наполнили старых храм Божественным светом, проникающим и согревающим души людские.

Все будет хорошо!

Сегодня такие вкусные просфоры. Из белого хлеба.

Весна!

 

Добавить комментарий