Экая ностальжища, однако! Милые времена беззаботного детства и юности… На горизонте тупо маячил коммунизм, в Саратове пускали ещё один пассажирский поезд на Москву с целью улучшения снабжения населения мясом… Бесплатные или очень дешёвые путёвки в санатории, дома отдыха, пионерские лагеря… Доступные по цене туристические путёвки в любой район страны…Батон 13 копеек и 5 коп. -проезд на метро (сейчас — 13 и 50 РУБ. соответственно)…И всё было ещё впереди!.. И мало кто верил предсказаниям ясновидцев о меченом главе страны, с которым и после которого страна полетит к чертям, и этот полёт будет главным её состоянием на очень долгое время, пока к власти не придут инородцы…

Московский фотограф Леонид Лазарев родился 14 июля 1937

Выпускник Института журналистского мастерства при Союзе журналистов СССР и ВГИКа. Сотрудничал со многими советскими газетами и журналами. Лауреат множества премий. По оценке зарубежной прессы, в 1962 году попал в число лучших фотографов мира Photography Year Book. В 1999 году Лазареву присвоено звание «Кодак-мастер». Его работы хранятся в Третьяковской галерее и Музее Москвы.

«Я нахожу успокоение и благодать в том, что фотография — внутри меня, и я сопереживаю тому, что вижу и наблюдаю, держа перед глазами фото­камеру. Поэтому я ощущаю себя счастливым человеком».

«Когда снимаешь человека, его надо разложить на части и снова собрать.»

«1957 год — это так называемые шестидесятники, к которым я себя причисляю. Это время поменяло мышление. Москва тогда очень изменилась. В город ворвалась жизнь со всех континентов мира. Несколько дней по городу проходили кавалькады. Делегации Аргентины или Боливии садились на грузовики и двигались между москвичей, которые осыпали эти грузовики цветами и возгласами. Тогда было много объектов для съемки, и я все это снимал. Вдруг в газете объявление — фотоконкурс. «Комитет молодежных организаций объявляет фотоконкурс на съемку молодежи и студентов. Будут призы такие-то и такие». Вот куда надо послать работы и показать свое мастерство.

В итоге я выиграл вторую международную премию. На конкурсе я познакомился с такими же любителями, как я. И все мы, как ни странно, стали профессионалами. Но после того, как стал профессионалом, вместо того, чтобы снимать то, что нравится, нужно было снимать то, что давали. И я был вынужден перестраивать себя. Мне нужно было полюбить то, что мне заказывали.»

«1959 год. Я получаю задание снимать в Доме дружбы, где проходит встреча Нины Петровны Хрущевой с американской делегацией. Вечер кончается, и Нина Петровна уходит. Люди из Комитета советских женщин — и я почему-то среди них — провожают ее до автомобиля. Как сейчас помню: черный лимузин, и Нина Петровна говорит: «Ну, молодой человек, садитесь. Я вас отвезу».

У меня холодеет в душе, и я очень любезно отвечаю: «Да нет, мне тут рядом». Кто-то из комитета говорит: «Лень, ну что ты ковыряешься, это бывает раз в жизни, садись!» Она смотрит на меня и улыбается, и я начинаю пятиться назад. Если бы дома она доложила, что подвезла фотографа, Хрущев моментально выяснил бы, кто такой, зачем, почему, а не шпион ли. Это были очень опасные игры.»

«Самое важное в жизни — это любовь. Мне много лет, а что я могу вспомнить? Только любовь. И уже в связи с этим — какие-то действия в творческом плане. Все остальное ушло, тленом забыто. Машина — ерунда. Деньги — их и не было никогда, больших. Я однажды менял права, гаишник разговорился со мной о смысле жизни, и я ему тогда сказал: «Самое важное в жизни — любовь. Позвольте себе любить кого-то».

 

Добавить комментарий